Jump to content

Гнев, веди


 Share

Recommended Posts

Брат и сестра. Уроженцы Годгоррата, когда-то их родители бесследно исчезли в снежной буре, оставив своих детей одних против всего мира. Хотя это сплотило юношу и девушку, научило придерживаться друг друга вовремя опасности – всё же, они пошли разной дорогой.

Брат, неокрепший, худой от постоянного голодания, мечтал стать воином и безжалостным варваром, как хотел его отец когда-то. Тем не менее, за бесчисленные грабежи, которые он совершал в попытках доказать свою силу, его звали лишь разбойником, от чего его злость на всех только копилась с каждым разом.
Сестра, молодая шаманка, по завету матери помогала своим близким, раскрыв в себе навыки исцеления и магической защиты. Её стремление к внутреннему спокойствию делали из неё лучшую в своём деле, и порой она могла вытащить с того света даже смертельно раненого. На любые благодарности за это шаманка отвечала лишь скромной улыбкой.


Такие разные, но близкие друг к другу, в поисках лучшей жизни их направили в Ирсельнорт. Там вовремя войны работа найдётся всем – и бессердечным убийцам, и мудрым знахарям.
Уже будучи на корабле, брат и сестра договорились и на незнакомой им земле держаться вместе. Он всматривался вдаль, затачивая свои топоры (хоть его и клеймили разбойником, как воин он предпочитал пару тяжёлых топоров – и презирал короткие кинжалы бандитов) и размышляя о грядущих сражениях. Она прижимала к груди посох, молилась и вспоминала наставления своих родителей: приглядывать за родным братом, который с самого детства искал себе проблем. Это может плохо кончиться, и со смертью отца и матери именно сестринская забота оберегала юного воина от всех опасностей.
Оплачивал ли он тем же? Нет.
Ослеплённый собственной яростью на окружающих за то, что не признавали в нём героя, он не ценил чей-то помощи. Перед любым боем он утверждал, что справится сам, оставляя свою сестру где-то в укрытии – оттуда она и наблюдала за кровопролитными сражениями, со слезами на глазах, но всегда готовая рискнуть собственной жизнью ради спасения брата.

Так они и жили, когда приплыли в Ирсельнорт. Он стремился заполучить статус героя среди горцев, проливая всё больше вражеской крови, а его сестра часто оставалась в Пумьем логе, где заботилась о раненых, среди которых часто оказывался и единственный близкий ей человек. На любые её уговоры остаться он отмахивался и поворачивался спиной, собираясь уходить. Снова. Туда, по ту сторону Серых гор, где его в любую секунду могла настигнуть смерть.

Были, впрочем, случаи, когда будущий воитель поддавался уговорам – и тогда шаманка шла за ним, ибо хотя бы так ей было спокойнее. В момент опасности она взывала к Духам за помощью. Порой, когда брат её бросался на несколько Хранителей сразу, обрекая себя на верную смерть, ей ничего не оставалось, кроме как с помощью магической силы притянуть его обратно к себе. Тот недоумевал и яростно кричал, когда его тело окутывалось волшебным щитом и поднималось в воздух, но и враги не были способны достать его оттуда. Сестра притягивала брата к себе лишь на пару секунд, чтобы подлатать раны – тот снова бросался в бой, как только магическая сила отпускала его.
Стоит ли упоминать, с какой яростью юноша пытался уничтожить всех, кого он считал своим врагом? Его крик, полный необратимого гнева, был сравним с драконьим рычанием, но было в тактике будущего воина место не только безрассудству, но и подлости: если никто из врагов его ещё не заметил, он подкрадывался к одному из них и обрушивал на него два своих тяжёлых топора. Такой удар пробивал всякие доспехи – и сразу же убивал любого.

Времена тогда были тяжёлые для всех. Бесконечные битвы на Ирсельнорте разоряли поселения с обеих сторон Серых гор. Многие из молодых воинов Горных Кланов, в попытках достать себе славы или пропитание, совершали самовольные набеги на вражеские лагеря. Варвары, грабители и мародёры – так их называли длинноухие, которые постоянно страдали от нападений, но Легиону была только на руку такая воинственность у новобранцев. К слову, то же самое проявлялось и со стороны Хранителей: бывали дни, когда подобные бойни происходили по всему Ирсельнорту, и не было нигде места, в котором царило бы спокойствие.
В один из таких промозглых дней, когда даже у Надир-сарда от лавовых озёр воздух не был таким раскалённым, а болотно-зелёная трава ирсельнортских земель казалась более серой, горцы собирали отряд, чтобы отправиться к Камп-Рифу. Целью этого похода был захват лагеря, после чего его можно было бы попросту разграбить.

Конечно же, среди набиравшейся группы затесался и молодой разбойник, в руках которого виднелись его парные топоры, старые, но не менее губительные. Годы, проведённые посреди войны, сделали из худого юнца мужчину. Он уже больше походил на воина в доспехах из грубой кожи, а его мускулы показывали, что он человек дела. Лишь одно осталось неизменным: ярость, гнев, которые он обращал против Хранителей всякий раз, когда бросался в бой. Может, это и могло его ослепить, но лишь для того, чтобы не видеть собственных ран – и от того не чувствовать боли, а это уже делало из него достойного воина. И хотя в толпе всё ещё шептали о разбойнике, сегодня для него предстал шанс показать, кто он есть на самом деле.

За его спиной, в мешковатой робе, не отпуская верный посох стояла его сестра, намереваясь также отправиться в поход. Когда брат повернулся к ней, он, видно, разозлился: ведь настоятельно приказал ей не идти за ним сегодня.
– Оставайся дома, в Пумьем логе! – Рявкнул будущий воин, чуть ли не замахиваясь кулаком на собственную сестру. – Тебя прикончат быстрее, чем ты поднимешь свою дурацкую палку!
Она молча смотрела на него, давая понять, что нигде не останется в этот раз. Кое-что у них всё-таки было общее. Отцовское упрямство.
Брат, в конце концов, сдался, лишь махнув рукой и зашагав к остальным воинам.
– Убьют – проблемы твои. Каждый сам за себя.
Шаманка ответила робко, шёпотом, но так, чтобы он услышал:
– Духи благоволят тебе, братец. Но не сегодня. Сегодня... Они принесли мне дурной знак.

Тот проигнорировал её. Само собой, никаким Духам он не верил.

...

Отряд прошёл через подземелье и таким образом оказался по ту сторону Серых гор. Преимущественно он состоял из воинов Горных Кланов: охотники смазывали стрелы ядом, а варвары били по щитам, проверяя, не расколятся ли те посреди грядущего боя. Одна только шаманка шла за отрядом, но следила лишь за одним из воинов.

– На юг! – Прокричал кто-то, когда все вышли из подземелья на свет. Остальные проскандировали это и бросились в атаку.
Их встретили ещё на подходе к Камп-Рифу. Кто-то из Хранителей прознал о наступлении и эльфы успели подготовить засаду. Ещё на тропе в горцев со всех сторон полетели стрелы, а прямо из-под земли начали быстро прорастать корни, крепко цепляясь за ноги поражённых воинов. Из засады среди кустов и деревьев изредка показывались рейнджеры и друиды, а со стороны Камп-Рифа раздался звук горна: оттуда в виде подкрепления уже спешили Избранные.
Но ещё ни в одной истории Горные Кланы не показали себя трусами, готовыми отступить лишь из-за неожиданного нападения противника. В конце концов, корни, растущие из земли, разрубались, а щиты защищали воинов от летящих стрел. За несколько секунд горцы сплотились, встали плечом к плечу и оттолкнули назад зазнавшихся эльфов, уже покончив с некоторыми.
Это было только началом бойни, которая обещала быть самой кровавой на памяти многих выживших ветеранов.
Неподалёку за руинами спряталась молодая шаманка. Она не могла сдержать слёз, когда видела, как умирают её друзья, взывала к Духам и старалась помочь всем, но большее внимание, конечно, она уделяла своему брату: тот, как только появился момент, бросился на врага, за что практически сразу получил свои первые раны. К счастью, всего за несколько секунд они затянулись, когда девушка направила на них свой посох.
Её брат этого не заметил. Он вообще мало что замечал вокруг себя, когда перед ним стоял противник.
Вскоре враг был оттеснён назад в Камп-Риф, подоспевшие для атаки Избранные вдруг перешли в оборону, спасая своих раненых союзников. Между ними и выжившими горцами остался небольшой отрезок тропы, покрытой свежей кровью и трупами тех бедняг, которые уже никогда не вернутся в родной дом. И Хранители, и Легионеры смотрели на них – и видели среди мертвецов своих товарищей по оружию. В тот день, когда сгущались тучи и начинал идти дождь, смывая с серой травы кровь, каждый с обеих сторон этой бойни понимал: месть за своих братьев может свершиться только сегодня.
Вновь зашумел горн Избранных, но на сей раз ему ответил барабан Легиона, отбивающий гулкий боевой марш, под который оставшиеся из отряда перестроились – и рванули на лагерь врага. Защитники Хранителей подняли щиты, приготовившись к нападению.

И в те же мгновения, когда две армии столкнулись друг с другом, недалеко от происходящего вышла из своего укрытия молодая шаманка. Она потеряла из виду своего брата, ради которого вообще оказалась здесь, и на её лице отражалось сильное беспокойство.
Где он? Его нрав с самого детства подвергал его опасности, когда он будучи мальчишкой задирался на старших. Или, немного повзрослев, раньше положенного рвался на охоту: один раз, стащив у кого-то нож, действительно ушёл в лес, а в итоге чуть не стал жертвой волков. После смерти родителей ответственность за безрассудного братца перешла на сестринские плечи. И сейчас девушка уже залезла в самую гущу боя, пытаясь отыскать знакомого воина с двумя топорами в руках.

Тем временем брат её всё ещё был жив. Получив очередное ранение в ногу, которое уже никто не залатал, он попросту не смог побежать – лишь сделал пару шагов, а потом упёрся одним топором в землю, наконец-то понимая, что в таком состоянии уже вряд ли что-то сможет сделать.
Конечно, из-за этого его переполняла злоба. Ещё больше он начал злиться, когда увидел среди зарослей возле тропы, на которой устроили засаду, одного из ушастых. Эльф, видно, вовремя притворился мёртвым, но сейчас, думая, что его никто не видит, натягивал тетиву своего лука.
Вот только целился не в разбойника, а куда-то в сторону. Посмотрев туда, новоиспечённый воин вдруг увидел свою сестру: она металась из стороны в сторону, что-то искала, а на лице её сверкали слёзы. Собрав в себе последние силы, используя один из топоров, как опору, разбойник рванулся к ней.
Выстрел. Стрела рейнджера пролетела в нескольких сантиметрах от головы бестолковой шаманки. Она дёрнулась, посмотрела по сторонам, и тогда уже увидела своего брата. Та побежала к нему, хотя следовало ринуться в укрытие.
Но эльфы – они ведь быстры и проворны, и если первая стрела улетает мимо, в ту же секунду рейнджер запускает вторую.
Выстрел.
Отбросив топор, брат кинулся к своей сестре и, наверное, в первые за жизнь обнял её. Та недоумевала, пока не увидела, как в его спину через пробитый доспех вонзилась стрела, наконечник которой был окутан магическим огнём. Сразу же робу шаманки испачкала горячая кровь – кровь её брата.
Он крепко обнимал её до тех пор, пока кто-то из охотников не смекнул и не добил длинноухого.

Армия горцев тем временем прорвалась в Камп-Риф и прочно укрепилась в нём, разгромив защитников. Многие оказались ранены, ещё больше убиты, но победа, ради которой горцы вцепились в глотку своего врага, была одержана.

Воин, настоящий воин, которого минутой назад могли назвать лишь разбойником, умирал на руках своей сестры под возгласы победивших сородичей. Это был дождливый день, когда ливень смывал кровь со свежих трупов. Один из немногих дней, когда этот воин улыбался – а ярость его постепенно угасала, вытекала наружу вместе с кровью из двух смертельных ран, сделанных стрелой, насквозь пробившей тело.
После такого выстрела мало кто выживает, но молодая шаманка ещё долго пыталась исправить ситуацию, молясь всем известным Духам.

Те ничего не ответили.

...

Могила у Пумьего лога, в общем-то, ничего кроме взрыхлой земли и дощечки из себя не представляла, да и вероятнее всего вообще была братской, но об этом никто не решался сказать той молодой девушке, что со слезами на глазах не отходила от неё несколько дней, всё время повторяя про себя одно единственное имя – одно из множеств, что было выцарапано на дощечке.
Она клочьями рвала траву возле себя, молилась, но слёзы не позволяли ей нормально говорить. Последняя из своей семьи, оставшаяся в живых, она проклинала себя за то, что не уберегла от смерти единственного дорогого ей человека.
Вспоминая пылкий нрав своего брата, она так хотела его вернуть, но не то что шаманы – из-за тяжести раны, покрытой множеством ожогов, даже некроманты оказались бессильны.
В конце концов, девушка понимала, что нельзя горевать возле могилы вечность. Однажды она нашла в себе силы подняться с земли – но не было больше в её сердце места добродушию и спокойствию. Теперь она с большей охотой сражалась против Хранителей, и каждый из воинов мог удивиться молодой девушке на поле боя: заместо исцеления она теперь часто подчиняла себе стихию огня, которую обращала против врагов.
Это был огонь ярости. Когда шаманка оставила ту могилу, она уже следовала не только напутствиям Духов. Теперь её вёл лишь слепой гнев, который когда-то сделал из её брата настоящего воина.

 

LostKaktus, RU-Amber.

 

 

image(2).jpg

Edited by LostKaktus
Link to comment
Share on other sites

Я не претендую на победу по одной простой причине: история вышла в два раза больше, чем было указано в условиях конкурса.

Тем не менее, не в моём духе вырезать какие-либо детали при работе с текстом. Но я просто рад, что смог завершить эту историю и поделиться ею с вами. Она написана "с одного вздоха", и я получил огромное удовольствие от процесса, а для меня это всегда было важнее, так что...

Ну, я желаю другим участникам конкурса одержать победу, у многих из них просто отличные работы!

Link to comment
Share on other sites

Годно, с удовольствием прочёл. Вполне полноценный рассказ

Link to comment
Share on other sites

Не так ярко и детально как этот расказ об сражениях на ирсельнорте, но не плохо.

 

Edited by Ушок
Link to comment
Share on other sites

В ‎22‎.‎07‎.‎2020 в 13:23, Ушок сказал:

Не так ярко и детально как этот расказ об сражениях на ирсельнорте, но не плохо.

 

"Ярко" – вообще не мой стиль. Вы скорее окунётесь в мир, где часто идут дожди, многие имена забыты, а в серых пейзажах нет ничего, что могло бы заинтересовать своим видом.

Ну, то есть, по задумке ._.

В любом случае приятно, что многим понравилась моя работа, для меня это не менее важно)

Link to comment
Share on other sites

14 часов назад, LostKaktus сказал:

"Ярко" – вообще не мой стиль. Вы скорее окунётесь в мир, где часто идут дожди, многие имена забыты, а в серых пейзажах нет ничего, что могло бы заинтересовать своим видом.

Ну, то есть, по задумке ._.

В любом случае приятно, что многим понравилась моя работа, для меня это не менее важно)

Я и не писал что она плохая, так ведь? Если вы подумали иначе, тогда вы меня не правельно поняли, сори)

Ваша история одна из многих, об сражениях на ирсе, вот я и сравнивал их все)

Link to comment
Share on other sites

13 минут назад, Ушок сказал:

Я и не писал что она плохая, так ведь? Если вы подумали иначе, тогда вы меня не правельно поняли, сори)

Ваша история одна из многих, об сражениях на ирсе, вот я и сравнивал их все)

Да я и не думал, хех

Кстати, просто как интересный факт, действие происходит вовремя одного из "рейдов", которые чаще проводились в былое время, нежели сейчас. Хотя я и не застал те времена, думается мне, о них можно было бы многое рассказать и написать ~~

Link to comment
Share on other sites

18 часов назад, LostKaktus сказал:

Да я и не думал, хех

Кстати, просто как интересный факт, действие происходит вовремя одного из "рейдов", которые чаще проводились в былое время, нежели сейчас. Хотя я и не застал те времена, думается мне, о них можно было бы многое рассказать и написать ~~

 

Щас набегут старпёры форума и игры, расскажут что и нубы были более нубскими, яхонты багрянее, берег пепла пепельнее и вообще ньюфаги ниче не понимают

Link to comment
Share on other sites

2 часа назад, Mrakoriz сказал:

 

Щас набегут старпёры форума и игры, расскажут что и нубы были более нубскими, яхонты багрянее, берег пепла пепельнее и вообще ньюфаги ниче не понимают

Ну их можно понять. Лично я, просматривая скрины 11-14 годов, был приятно удивлён тогдашней графике или хотя бы тем же видам магми. Имхо, конечно, но игра смотрелась более ламповой из-за таких мелочей ;>

Link to comment
Share on other sites

2 часа назад, LostKaktus сказал:

Ну их можно понять. Лично я, просматривая скрины 11-14 годов, был приятно удивлён тогдашней графике или хотя бы тем же видам магми. Имхо, конечно, но игра смотрелась более ламповой из-за таких мелочей ;>

 

Графен стал местами симпатичнее, насколько это возможно, ну магии да, но тоже, мне как танку одно добро с объединением магий пришло. А то три сета таскал в сумке

Link to comment
Share on other sites

В 21.07.2020 в 20:01, LostKaktus сказал:

не в моём духе вырезать какие-либо детали при работе с текстом

У меня довольно часто встречается диаметрально противоположная проблема) Центральную мысль сюжета я могу уместить в пару абзацев, и приходится без особого энтузиазма наращивать мясо вокруг костей)

Link to comment
Share on other sites

1 час назад, Linkor сказал:

У меня довольно часто встречается диаметрально противоположная проблема) Центральную мысль сюжета я могу уместить в пару абзацев, и приходится без особого энтузиазма наращивать мясо вокруг костей)

Хех, ну у каждого работа с текстом протекает по-разному, мне это стало понятно ещё тогда, когда я, предпочитавший абстрагироваться от реального мира в каком-нибудь глухом месте для этого, познакомился с одним парнем, который мог писать свои стихи исключительно в шумной обстановке, в общественном транспорте или на вечеринке. Для меня это было какой-то дикостью ._.

Мне всегда было комфортнее писать более подробно, иначе я чувствовал какую-то недосказанность. Может быть, пытался передать вообще всё, что творилось у меня в голове, но в таком случае часто отвлекался от основного сюжета и начинал писать вообще не то (ага, как сейчас).

С этим рассказом я, правда, пытался держать себя в рамках.

Всё-таки я понимаю, что

стены текста мало кто будет читать, ибо часто доводилось слышать в свой адрес что-то вроде "блин, чел, многа букаф".

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...
В 26.07.2020 в 12:23, LostKaktus сказал:

Хех, ну у каждого работа с текстом протекает по-разному, мне это стало понятно ещё тогда, когда я, предпочитавший абстрагироваться от реального мира в каком-нибудь глухом месте для этого, познакомился с одним парнем, который мог писать свои стихи исключительно в шумной обстановке, в общественном транспорте или на вечеринке. Для меня это было какой-то дикостью ._.

Мне всегда было комфортнее писать более подробно, иначе я чувствовал какую-то недосказанность. Может быть, пытался передать вообще всё, что творилось у меня в голове, но в таком случае часто отвлекался от основного сюжета и начинал писать вообще не то (ага, как сейчас).

С этим рассказом я, правда, пытался держать себя в рамках.

Всё-таки я понимаю, что

стены текста мало кто будет читать, ибо часто доводилось слышать в свой адрес что-то вроде "блин, чел, многа букаф".

Ниразу, вообще вышло идеально. Можно уже готовить болие развёрнутую версию и вообще книгу про взросление этих двоих😉

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

×
×
  • Create New...