Jump to content

Recommended Posts

  – Ну, ступай. – дядя Глутони помахал ей на прощание своей единственной рукой.

Она ударила коня по бокам и помчалась вперед, оставляя позади все: ферму, на которой выросла, толстого и добродушного дядюшку, который заменял ей родителей с пяти лет, братишку, болезненного и обожаемого ею парнишку десяти лет, родные леса, в которых любила охотиться. Но Врос не могла поступить иначе: каждый год она ездила в ближайший город, Отльтгард, для того, чтобы продать урожай, закупиться необходимым и узнать новости Лангасарда.

  С раннего детства девушка приучилась быть самостоятельной, заботиться не только о себе, но и о брате. Их отец был человеком, чьи поступки полностью оправдывали его черную репутацию среди жителей этой забытой богами страны и далеко за ее пределами. За свою жизнь он не пропустил ни одной войны, битвы или сражения. И обожал поединки. В одном из них и погиб. Его жену публично казнили как ведьму, ведь, по словам беснующейся толпы, только ведьма могла полюбить такое чудовище.

Иногда на девушку накатывала тоска по матери, но она почти не помнила ее. Гораздо больше Врос волновали проблемы настоящего: прокормить семью, не умереть самой и восстановить скверную репутацию семьи.

  «Сраный, драть его, ветер». -  Как же она замерзла. - «Еще пару часов и я совсем в ледышку превращусь». На счастье Врос, она приметила костер на поляне. Четверо мужчин, явно одурманенных чем-то. Так себе компания, но, как говорил дядя Глутони, спутников не выбирают.

  «Эти олухи даже не заметили, как я подошла. Как они вообще выжили в этой драной пустоши?». Она осторожно подошла к костру:

  – Привет, парни. Местечко не найдется? А то я уже всю промежность застудила.

 Четверка испуганно повскакивала, хватаясь за оружие, с каким даже самый нищий простолюдин постеснялся бы появиться в людном месте. Но, увидев, что перед ними девушка, шайка успокоилась:

  – И что такая прекрасная дама делает одна в такое время в таком небезопасном месте?. – Рассмеялся самый крупный. Явно он здесь был за главного. – Хочешь, мы согреем тебя?.

 – Не ваше дело. – Огрызнулась она. – Друг друга согрейте, Гарааново отребье.

 – А девочка то с характером. – Удивился самый пьяный и самый старый из присутствующих. – Ну, присаживайся, не обидим, вопросов задавать не будем.

Врос молча села, достала свои припасы, поела и легла спать. Засыпать, конечно, она и не думала, в такой то компании. Но, возможно, Харад решил иначе.

                                                                             ***

  Проснулась она от странных звуков: как будто мыши скреблись под полом в их доме на ферме. Прислушавшись, Врос поняла: что-то не так. Осторожно поднявшись, девушка огляделась: куда-то пропал долговязый растяпа, стоявший на посту. Остальные мирно дрыхли, забывшись в алкогольном опьянении или накурившись еще какой дряни.

В кустах кто-то зашевелился. Она перекатилась к ближайшему дереву, выхватила кинжал и затаилась. Спустя минуту, на их стан обрушились странного вида люди. Лица раскрашены под мифических дикарей, вооруженные короткими черными саблями.

  «Кто это может быть? Неужели, дикари Норлантских топей? Не может быть, они же миф, чтобы пугать непослушных детей». Пока она размышляла, нападающие разделывались с ее ничего не понимающими случайными спутниками.

  Тут один из них заметил какое-то движение за деревом и пошел проверить, что там. Врос затаилась, молясь всем богам, которых знала, чтобы рука не дрогнула, как во время той злосчатной охоты, когда она по неопытности не добила кабана и тот убил Ласта, ее друга детства, в которого она была безответно влюблена.

Дикарь подкрался к дереву, но девушка обошла вокруг, зажала ему рот и точным выверенным движением перерезала горло. Тот захрипел, но звуки мародерствующих бандитов заглушили его. На его шее Врос обнаружила ожерелье из средних пальцев разных людей, различной степени разложения. Среди них был палец, который показался ей до боли знакомым. Она чуть не закричала, ведь этот палец некогда принадлежал руке, которой дядя гладил ее, когда она была маленькой. Вовремя взяв себя в руки, Врос затаилась и просидела за тем злосчастным деревом до рассвета, когда безумцы ушли прочь.

  Как добралась до фермы девушка не заметила, ее мысли были заняты только тем, что этого не может быть. Но ошибки быть не могло: еще издали она увидела дым над родной фермой.

  Лошадь свалилась, вся в пене, но, хоть и Стерлядь была ее давней подругой, Врос не обратила на это внимания. Девушка побежала к развалинам - те еще дымились. На старой яблоне, которую сам же и посадил, висел дядя Глутони, истыканный стрелами. Недалеко, возле могилы ее родителей лежал обезглавленный труп ее брата. У обоих отсутствовали средние пальцы.

 – Неееееееееееет! Нееееееееет! Ублюдки! – Закричала Врос. – Это все неправда.

И свалилась в беспамятстве.

                                                                      ***

  Очнулась Врос через час, до конца не веря в происходящее. Выплакав все слезы и похоронив родных людей, девушка была настолько измотана, что валилась с ног. Тем не менее, она направилась в сторону леса, где был ее давний тайник. Там Врос скопила немного денег, которых должно было хватить ей на месяц.

Но основная цель тайника была не в этом. Как то, играя на чердаке, она обнаружила меч. Еле достав его из ножен, девочка увидела его и клинок сразу запал ей в душу: ничего лишнего, только холодная сталь, но, тем не менее, он выглядел намного величественнее тех побрякушек, которыми ушлые князьки побрякивают на пирах. Она показала свою находку дяде, но тот велел ей немедленно избавиться от оружия. «Ничего хорошего он твоему отцу не принес, кроме дурной славы и смерти» - так сказал старик. Но Врос не могла просто так взять и выкинуть его. Поэтому, она отнесла его в лесной тайник, где, до этого рокового дня он и лежал.

Аккуратно вынув меч из ножен, Врос, с минуту помолчав, произнесла:

 – Отец, я клянусь памятью о тебе, каким бы плохим человеком ты ни был, я буду не лучше. Каким бы жестоким ты ни был – я буду более жестокой. Сколько бы людей ты ни убил – я убью больше.

  В ее глазах зажглась животная ярость, с ноткой серой безнадежности, какая бывает у людей, которые потеряли все.

 – Я отомщу им. Не будет ни одного уголка в Аринаре и за его пределами, где они бы укрылись от моего гнева. Клянусь.

___________________________

Dartaniel/ru-Ruby

Edited by DartVaper
Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

×
×
  • Create New...