Jump to content

Artefact

Members
  • Content Count

    42
  • Joined

  • Last visited

    Never

About Artefact

  • Rank
    Hero from Nowhere
  • Birthday 07/05/1988

Profile Information

  • Gender
    Not Telling

Recent Profile Visitors

The recent visitors block is disabled and is not being shown to other users.

  1. Нет, ведь потом не будет к чему стремиться, хоть ложись в гроб и умирай. И Зед не спит, планы мести не терпят отлагательств. Пока простые смертные заняты сном, он работает над своим стилем клоуна, чтобы сеять смуту еще больше, и иногда просто пересматривает свое аниме, а то, что он обычно выкладывает в темах флуда отстой, мальчик в курсе, но замена ищется и она скоро будет! Считается ли дурным тоном поздравить с 8 марта всю противоположную фракцию?
  2. Artxxx больше не наливать, он, видимо, не умеет уйти мужчиной, а не поленом
  3. В Америке в подружки невесты набирают таких невзрачных девушек, чтобы та на их фоне выглядела царицей.Вот и жених, что он враг себе... Вдруг невеста балованная, придут горцы и не известно еще, кто на ком женится :)
  4. Потому что эльфы. У горцев гости пришли бы на свадьбу уже "такие как надо" :)
  5. Как в десятку :) можно совершить ритуальную передачу шмота с одной руки во вторую
  6. +100500. На скринах лишь толпа эльфов.
  7. сдается мне, что ты никогда не догадаешься посмотреть дату регистрации этих фейков в профиле и клоун Зедек рвет попку для подобных наивных простаков. Будь внимательней
  8. Pwnz спасибо, повеселил :) кульная тема
  9. тролль трус, лжец, девственник!Твинков нет, есть парень, который знает пароль второго парня, который сейчас "в селе пасет гусей" и не может выйти в инет. Первому пришлось "перепилить" рассказ из единственного имеющегося у него черновика, он в режиме "Писец? Писец!!! Писец..." как бы "возродил" его снова, добавив пару приколов и от себя. Получилось... как получилось, старались "смягчить" сатиру и никого не обидеть, однако может оно по разному воспринимается. Убивать вас никто не в праве, потому как контора без вас будет совсем "не той", а вот "перевести" на "задний" план можно.
  10. Спасибо, приятно читать подобное. Насчет победы - увидим, были (а может несколько и осталось) опечатки, логические неточности вроде той, что нашел Алкон (еще раз спасибо), и одноглазый эльф дважды "отращивал" себе глаз ("начал тереть глаза", "блеснули глаза"), возможно не все так уж заметно, но может оставить некоторый осадок, а у сценаристов, думаю, глаз "поострей" моего. И спасибо всем "осилившим" это произведение.
  11. Alkon - Месть Это один из первых рассказов, за которые хочется наградить автора сразу же после прочтения. Потом появились и другие достойные рассказы, и многие ребята "доработали" свои произведения, но этот первым "коснулся" желаемого высокого уровня, может он отчасти и задал дальнейшую "высокую планку" творчества на конкурсе.
  12. Да, Иосиф Виссарионович, извините, если добавил Вам хлопот. Вот после того, как ты ее выделил, мне тоже это не понравилось :)С одной стороны если лезвие топора ударит по стреле сразу же после наконечника, то оно с каким-то там шансом может ее расколоть, но вероятнее всего стрела так и останется висеть на лезвии. Надо переделать, спасибо большое.
  13. P.s. Так как ушлая отечественная турфирма продолжает держать меня в плену, не давая улететь, то "перенабрал" текст первого рассказа с телефона. Второй уже потом как-то, просто неловко, когда обещаешь и не можешь выполнить. Назвал ГГ в честь Гардара, потому что он мне недавно весьма помог.
  14. - Мои ветхие кости подсказывают мне, что будет дождь. - Усмехнулся старик, опершись о могильную плиту лбом. - Как тогда… Пожилой алхимик сидел у обрыва, и что-то тихо шептал над украшенной маленьким венком могилой. Ветер беспощадно метал в стороны полы его мантии, норовя скинуть в глубокую пропасть позади, но для пожилого ученого, казалось, весь остальной мир перестал существовать, сузившись до этого родного для него клочка земли. - Вчера болело сердце. - Вздохнул Рокус, бережно смахивая крупинки пыли с венка. - Я даже немного испугался, глупо было бы умереть именно сейчас, не доведя до ума все то, о чем мы с тобой мечтали. И это порадовало бы их… - Ох, как бы это обрадовало их… - Мужчина сжал кулаки настолько сильно, что ногти впились в ладони. - Я не хотел говорить тебе, но на меня трижды покушались, последний раз они подкупили целое племя горцев… Клан Рыси, правда, очень старался. - Алхимик поправил мантию на груди, закрыв обнажившийся от порыва ветра уродливый шрам. - Но ничего… Помнишь, почти год назад я пообещал тебе здесь, что не буду плакать, пока не заплачут они? Завтра у меня появится право это сделать. Завтра, в день годовщины твоей смерти, все горные кланы, объединенные в одно войско, сотрут с лица земли поселки эльфов на побережье, зажигая сотни костров в твою честь. Такую награду за свои труды я попросил на Великом совете вождей… - Нам пора. - Пожилой варвар мягко опустил руку на плечо Рокуса и тот невольно вздрогнул. Секунд пять мужчины смотрели друг другу в глаза, а потом потупили взгляды. - Мы ведь им ничего не сделали. - Дрожа прошептал ученый. - Я все годы жил лишь ради науки, прививая эту любовь и мальчику. Почему? За что они так с нами? - Перворожденные привыкли быть первыми во всем. Когда-то они научили нас многому, но мир не стоит на месте. Они видят, как люди начинают строить свою жизнь сами, ищут новые пути, открывают новые возможности. Видят и завидуют, смотрят и осознают , как они застряли там, откуда и начинали. Мастера бесятся от того, что ученики их превзошли, и каждое наше изобретение - это гвоздь в крышку их гроба. Эльфы боятся правды, того, что они - прошлое, а мы - будущее… - Процедил сквозь зубы Наргорд. - Появилась первая звезда. - Вздохнул алхимик, с трудом поднявшись на ноги. - Через десять минут на вершинах пяти ваших самых высоких гор зажгутся пять новых звезд. Это будут гигантские передатчики, позволяющие обмениваться сообщениями со скоростью мысли. Ваши армии будут действовать одновременно, генералы станут отдавать приказы сразу же, когда появилась возможность напасть, ваши солдаты сметут любого врага, действуя как одно целое, дополняя и помогая друг другу. Сложно представить, на что способна эта магическая почта, или как я назвал ее, вместе с вашим сыном, Чат. - Чат? - Удивленно переспросил варвар, покосившись на виднеющуюся вдалеке цепочку гор. - Да. - Устало кивнул старик. - «Челири ан Теро», что на языке драконов значит «Ярость и Удача». Она вам понадобится. - Это точно. - Согласился горец, погладив рукоятку боевого топорика за спиной. - А если эльфы уничтожат эти передатчики, или чего доброго сопрут и установят их у себя? - Последнее исключено. Без артефактов, питающих их, эти магические сферы работать не будут, а за границей Годгоррата артефакты превратятся в красивые безделушки. Они зависят от силы, скрытой в толще этих земель. А насчет уничтожат… через год подобных передатчиков будут десятки, я уже разослал письма всем своим знакомым ученым и если вы не будете скупиться на оплату их трудов… - Мы их осыплем золотом! - Возбужденно воскликнул воин. - Только не боитесь ли вы, что кто-то передаст технологию «остроухим» и они ее украдут? - Эльфы и так рано или поздно о ней доведаются. - С горечью выдохнул ученый. - Станут крутиться у сфер, подкупать ваших людей, шпионить. Но как бы то ни было, мы всегда останемся на пару шагов впереди. Это будет доводить их до бешенства, но изменить что-то они окажутся не в состоянии, ведь Перворожденные разучились творить, а все не скопируешь. - Хорошо. Просто отлично... Спи спокойно, Сэдрик. - Наргорд нагнулся и положил на могилу сына остановившиеся механические часы - первое его изобретение. Уходя, пожилой варвар украдкой смахнул с ресниц крохотную слезу и до хруста в костяшках сжал рукоять топора. Маленькая капля скользнула по его лезвию, упав на окаменелую почву. Первая слеза начинающейся войны…
  15. - Говорю тебе, всем скопом навалятся. - Гардар с надеждой посмотрел на сооруженную им пирамиду с мешков, которая вроде как не должна была дать им превратиться в пепел. - Разумнее было бы идти по одному и чтобы несколько человек прикрывало. А еще можно было бы меньше класть взрывчатки под дверь… - Напряженно покосился в ту сторону алхимик. - Можно было бы больше, в старину умели строить дома. Все сразу попрут, считая, что противник туп, ранен и загнан в угол. В молодости очень не терпится «нарубить» побольше врагов, по себе знаю… Их то трое, а нас двое, один получается «пролетит» - у «остроухих» кто первым ранил врага и остался жив, на счету того он и числится. Они сейчас только с виду друзья, а на деле же упрямые соперники. - Это точно спасет от ожогов? - Гардар неприятно поморщился, обсыпая себя пахнувшим болотной тиной порошком. - Точно, проверенно на себе. - Гордо выпятил грудь юноша. Тихо скрипнули половицы перед дверью. Алхимик невольно с сожалением посмотрел на свою мантию, где пару минут назад варвар отодрал подол, и разорвав его на две полоски, одну привязал к дверной ручке, а второй обмотал мерную чашку с тем, что раньше было крепким темным пивом. Ручка двери, натужно проскрипев, медленно повернулась. Привязанная к ней полоска ткани потянула за собой чашку с жидкостью, и она с тяжелым шлепком упала со стеллажа в большую серую кучу порошка перед дверью. Порошок пронзительно зашипел, где-то в его середине полыхнули искорки, и через секунду он, уже объятый пламенем, оглушительно взорвался. Гардару упал на юношу, прикрыв племянника своим телом. Крайний ряд мешков перед ними разорвало в клочья, подняв в воздух облако багровой пыли. Остальные тюки с порошком разметало по комнате, некоторыми с них привалило и варвара. Гардар зашелся тяжелым кашлем, и оторвал от мантии алхимика еще два куска ткани - через один начал дышать сам, а второй сунул в руку оглушенному юноше. С ушей воина текла кровь. Мужчина хотел потрогать их рукой, но глянув на свои черные, измазанные в какой-то алхимической дряни ладони, сразу же передумал. Стены у двери больше не существовало. Воин, шатаясь, встал и пошаркал добить противников, но посмотрев на обломки стены, понял, что добивать, по большому счету, уже было некого. Как он и ожидал, все трое Перворожденных столпились тогда у двери, куда и пришелся основной удар взрывной волны и огня, и «остроухие» дружной вереницей отправились в гости к своему Нуаду. - Пошли. - Варвар поднял за подбородок своего племянника и поставил на ноги. Парень попытался сделать шаг, но тут же качнулся вперед, и упал бы, если бы Гардар не придержал юношу своей могучей ручищей. - Будешь устраивать подобное дома, отец тебя убьет. - Ага. - Простонал молодой алхимик, еле ворочая словно налившимся свинцом языком. - Потерпи, мы скоро будем в безопасности. Я очень на это надеюсь. И изо всех сил буду этому способствовать. - Вздохнул варвар, потащив племянника к винтовой лестнице, осторожно переступая разбросанные взрывом камни. Но едва он шагнул на первую ступеньку, как почувствовал, что что-то кольнуло у него в груди. Аккуратно поправив ворот рубахи, мужчина бережно взял в руки висевший у него на шее серебряный амулет в виде расправившей крылья совы. Украшение едва ощутимо дернулось, заметно похолодев в руке. - Спасибо, дух Великой Совы… - С благоговением тихо прошептал воин, спрятав амулет назад за пазуху. - Планы изменились. Там внизу уже ждут и шансов выжить у нас нет. - Учитель… Его комната наверху… - Слабо выдавил из себя юноша. - Идет. Раз нам приготовили засаду, то нужно держаться вместе - чем больше бойцов, тем больше шансов кому-то из них прорваться. Однако учти, особо присматривать и вытягивать старика из неприятностей я не намерен, меня волнуют только наши с тобой жизни. *** - Вы так предсказуемы. - Почти пропел мягким баритоном и сухо зааплодировал вошедшим в комнату Гардару и Сэдрику эльф в белой накидке, занявший кресло-качалку пожилого алхимика. Сам же престарелый мастер лежал связанным у его ног, и что-то пытался прокричать, несмотря на плотно заткнувший его рот большой платок. На левом глазу у Перворожденного висела серая шелковая повязка, с вышитым гербом в виде красного дерева, ветки которого оканчивались наконечниками, как у стрел, а корни опутывали гигантское писчее перо и чернильницу. - Он знает наш язык? - Испуганно шепнул юноша, невольно спрятавшись за варвара. - Не шепчите, молодой человек. Горный народ все время сочиняет шуточки про уши Перворожденных, так вот, некоторые из них основаны на реальных фактах. В густых лесах нужно не только видеть природу, а еще и слышать, в ней не бывает лишних знаков… И да, я знаю десятки языков. И сотни способов развязать людям их собственный язык. - Эльф легонько толкнул ногой старика, вытаскивая из украшенных алмазами ножен длинный костяной кинжал, вроде того, что Гардар уже видел у бойца в комнате Сэдрика, только с волнистым лезвием. - С чего это вы к нам пожаловали, Высший? - Настороженно поинтересовался варвар, остановившись у двери и держа оружие наготове. - Да вот, пришлось отвлечься от десятилетий раздумий у Белого дерева. - Развел руками Перворожденный, скупо улыбнувшись. - Эта парочка оказалась на пороге такого великого открытия, что едва наши шпионы донесли об этом совету Двенадцати, то умудренные опытом старики, если бы могли, вмиг поседели бы снова. - Открытия? - Переспросил Гардар, окинув племянника уважительным взглядом. - Ага. Но я не из тех, кто раскрывает все карты врагу, пусть и явственному «покойнику». - А если мы с парнем тихо уйдем и забудем о том, что видели… - Осторожно подбирая слова, начал мужчина. - Старика я пока оставлю в живых. Пусть потрудится под нашим присмотром, а дальше видно будет. Что касается вас… Подмастерье, несомненно, видел эксперименты наставника, а то и помогал ему в них. Вы же, немытый горный рыцарь, значительно проредили ряды моих людей сегодня, надо бы наказать вас. И вообще вы оба мне крайне противны… - Последнее слово Гардар услышал уже у самого своего уха, инстинктивно сделав шаг назад. Это его и спасло, эльф возник перед самим носом у воина словно их и не разделяло четыре-пять метров. Он двигался крайне быстро, но ожидая воткнуть свой кинжал мужчине в горло, просчитался, и по инерции проскочил мимо варвара. Гардар успел ухватить руку с кинжалом за запястье и теперь они начали бороться за это оружие. Перворожденный почувствовал, что ослабевает, физически не в силах сопротивляться варвару таким образом, и в прыжке, свободной рукой заехал мужчине в кадык. Воин дико взревел от боли и опустился на колено, будь рука противника «потяжелее», он бы сейчас уже валялся на полу со сломанной шеей. Освободившись от хватки Гардара, эльф уже намеревался полоснуть его кинжалом, как ему на шею набросился Сэдрик. Перворожденный певуче выругался на «своем» языке и попятился назад. Эльф трижды ударил повисшего на нем юношу о стену, и когда захват того ослаб, перебросил его через плечо, пнув тело алхимика ногой. Сэдрик распластался на полу, похоже, потеряв сознание. Первое, что увидел Гардар перед своими глазами - смазанный белый силуэт в шаге от него. Отменная реакция спасла его и сейчас, варвар едва успел закрыть лицо топориком, кинжал скользнул по его рукояти и ушел немного в сторону, оставив на лице воина глубокий порез. Мужчина, не помня себя от гнева, толкнул эльфа к двери, замахиваясь топором на уровне его живота, и намереваясь перерубить противника пополам. Но Перворожденный оказался слишком ловким, увернувшись от удара. Резко изменив направление, воин попробовал хотя бы стукнуть врага обухом топора, но попал лишь по рукоятке кинжала, глубоко вогнав его в ветхое дерево дверного косяка. Эльф проворно отпрыгнул от Гардара, потирая забитое запястье. - Ну что же, видит Нуаду, я хотел подарить тебе быструю смерть… - Оскалился Перворожденный. Казалось, варвара окружил вихрь, состоящий из одних ударов. Воин еле поспевал защититься от некоторых, но за ними следовали новые: в лицо, грудь, спину, пах, по коленам. Эльф был очень быстрым, слишком быстрым даже для такого опытного бойца, как варвар, мужчина пытался его ударить в ответ, но бил лишь пустоту, и все попытки Гардара схватить Перворожденного, и сойтись с ним лицом к лицу оказывались тщетными. Враг, не зная усталости кружил вокруг воина, методически, по садистски его избивая, как гигантская пчела «жаля» незащищенные участки. Эльфу это нравилось, представитель древнего вида явно растягивал «удовольствие». Варвар опустился сначала на одно колено, а скоро и на второе, прикрыв рукой левый глаз, которому досталось больше всего. Или Гардару так лишь показалось. Ему хотелось прикрыть лицо обеими руками, но правой мужчина владел лучше, а просто стоять и ждать, когда его добьет этот изувер, варвар не мог. Он как-то всегда верил, что в любой безвыходной ситуации, какой бы обреченной она не была, остается призрачный шанс, пусть один на миллион, но он был всегда. Высший так увлекся избиением противника, что не видел, как за его спиной пошевелился Сэдрик. Юноша дрожа открыл один глаз, и тут же закрыл, в надежде, что это все просто кошмарный сон. Но, к сожалению, эти жуткие события происходили наяву, здесь, сейчас. Молодой алхимик попытался подняться, но лишь поморщился от боли - ноги его не слушались. Беззвучно приподнявшись на локте, парень аккуратно дернул себя за рукав мантии. Где-то здесь он прятал то, что думал попробовать тайком от учителя, и о чем читал лишь в книгах. На пол из потайного кармана на рукаве высыпалась горстка нюхательного табака. Собрав последние силы, Сэдрик сгреб ладонью, что смог, и бросил в эльфа. Перворожденный зашелся тяжелым кашлем, яростно потирая глаз. Гардар уже вроде как не чувствовал боли. Она словно и была, но где-то на задворках сознания, проходя мимо мыслей. Разум невольно считал удары, что стали ему в некотором роде часами: «тик» - противник рассек ему бровь над правым глазом, «так» - из сломанного носа начала течь кровь, «тик» - язык натолкнулся на два каких-то странных камешка, кажется, раньше это были левые боковые зубы... Но потом удары прекратились. Где-то в глубине сознания мужчина подумал, что противник просто выбился из сил, устал, что он вернется, вдохнув свежего воздуха, но нет… Ударов не было уже секунду, что в такие мгновения кажется вечностью. И еще одну. А потом Гардар открыл глаза и пожалел, что это сделал. Перворожденный держал Сэдрика за шею, как тряпичную куклу поднял над землей, медленно выкручивая ему голову. Эльф улыбнулся варвару, заметив, что тот смотрит в их сторону. - Хрусть… Этот кошмарный звук обреченным эхом отозвался в глубине души, выжигая последние капли добра в сердце мужчины. Но где-то там сейчас рождалось новое чувство. Ярость… Слепая, животная ярость и желание мстить. Что было дальше, мужчина уже не помнил. Он лишь почувствовал, как его накрыло с головой непреодолимое желание мести. Вроде кто-то шепнул ему, не на ухо, а прямо в мысли, что своим неистовством он ничего не добьется, и вихрь мыслей в голове прекратился, оставив после себя лишь нечеловеческий холод. Холодная ярость… То, что и было нужно варвару. Эльф провел серию ударов, но Гардар, не обращая на него внимание, сосредоточенно осмотрелся. Да, воина отбросило немного назад, кровь снова побежала по лицу, а в ноги вернулась прежняя тяжесть, но сейчас его это совсем не волновало. Лишь бы мельтешащийся перед глазами враг не мешал обзору. И вдруг варвар заметил, что искал. И собирая оставшиеся в него силы в кулак, подпрыгнул, уцепившись за какой-то металлический провод у себя над головой. Последний натужно заскрипев, опустился под весом мужчины вниз, выдергивая с потолка целые комки песка и штукатурки, а потом и вовсе лопнул, оставив в руках воина внушительный моток металлической «нити». Эльф ошарашено попятился назад, не зная, чего ожидать от варвара дальше. Справляясь с невыносимой болью, Гардар сделал резкий выпад, выбросив вперед свое большое лассо из металла. Перворожденный крутнулся на месте и постарался уйти в сторону, но воин неожиданно дернул провод на себя, сбив противника с ног, и тут же набросил оставшуюся часть провода Высшему на плечи, опутав руки. А потом сильно рванул связанного эльфа на себя, встретившись с ним лицом к лицу. - Сейчас ты ответишь за все. - Прошептал ему на ухо варвар. - Ты вообразил себя богом, я сегодня докажу тебе обратное… Договорить воину не дал мощнейший разряд, прошивший его тело. А потом краем уха, словно через толстый слой пуха, он услышал раскат грома. Должно быть, трогать тот провод не стоило. После этого пришла боль, настолько невыносимая, что прежние ощущения от ударов эльфа казались лишь легким неудобством. Зато мужчина больше не чувствовал стука сердца Перворожденного, совсем, тело противника обмякло, кажется, он уже не дышал. Запахло паленой шерстью. Сознание затянуло туманной дымкой. Кто-то вдалеке сочувствующе проскрипел старческим голосом: - Ох, мать-наука, зачем же вы вырвали со стены громоотвод… А потом ему что-то подсунули под нос с резким, прямо-таки убийственным запахом, от которого хотелось вскочить на ноги и бежать, бежать без оглядки. Но тело воина словно невидимыми путами привязали к земле. Чья-то рука влила варвару в горло немного горького терпкого чая, и стало чуть легче. Хотя в голове по-прежнему звенели колокола, слабость прошла, оставив лишь ноющую боль. - Боль - это ничего. - Пронеслось в мыслях Гардара. - Я уже как-то к ней привык… Да, старый алхимик сам сумел освободиться от веревок. Варвар хотел было поинтересоваться, где он этому научился, но потом решил, что пока не в праве ничего спрашивать. Пусть потом, за кружкой пива… Они ушли с башни по дымоходу, взорвав стену в лаборатории неподалеку. Кажется, Гардар на всю жизнь возненавидел взрывы. Варвар шел, и старался не смотреть на лицо юноши у себя на руках. Он был так молод. - Если боги существуют, то, наверное, они самые большие человеконенавистники в мире. - Подумал воин. ***
×
×
  • Create New...