Jump to content

Soul

Members
  • Posts

    1262
  • Joined

  • Last visited

    Never

Everything posted by Soul

  1. Soul

    Скрины

    Где раскопал? =)
  2. Лично я шамов считаю имбовее реев...
  3. Да ну...это ж в принципе ерунда...даже в играх на Java подобное есть...по механике это как арена рейтинг (убил кого нить в пвп +1 к рейтингу в этой категории)...а эмблемы, как раньше ранги...
  4. Кукла с кладбища. Эту историю, которая случилось лично с ней, рассказала мне мамина подруга. Мама и тетя Зина работали в начале 90-х пусть и в разных организациях - но общались по рабочим вопросам, обедали в одной столовой и потом сдружились. Мама моя работала в УМР (управление механизированных работ), а Зина на заводе радиодеталей. Начало 90-х гг в Иркутске было сложным временем - зарплаты не было, выдавали продуктами, урывал себе кто что где мог (мне было на тот момент 5 лет и я прекрасно помню то время, когда маме зарплату выдавали крупами и мороженными окорочками). У Зины было трое детей и муж, который работал там же, на заводе радиодеталей, и к тому же любил закладывать за воротник. Самой младшей, Полине, было 4 года. Зина в будни работала на заводе, а в выходные стояла на рынке - чтобы заработать на еду, приходилось продавать свои новые финские сапоги, и ледорубы старшего сына. Временами на Зину накатывало отчаяние - близился день рождения Полинки, а денег на подарок и даже на торт не было, а дочка так мечтала о кукле! Вдобавок еще и муж, Сергей, запил. День рождения Поли был 5 декабря, а 3 декабря была годовщина со дня смерти ее старшей сестры, которая умерла 5 лет назад от рака. Это была суббота. Вообще, как рассказывает Зина, она не планировала ехать на кладбище - в начале декабря ударили морозы под -30, Сибирь все-таки, да и потом, она слышала, что зимой мертвых лучше не тревожить… но вот утром 3 декабря она встала с твердой уверенностью что надо ехать - села на первую электричку и еще затемно приехала на Смоленское кладбище. Стояла тишина, мертвые спали в своих могилах, кутаясь в пушистые сугробы, снега намело прилично, и Зина немного заплутала, уходя все глубже и глубже в кладбище. Рассвело. Ее внимание приковала к себе одна могила - свежая, и украшенная вдоль оградки серебристым серпантином, обычно таким каким украшают елки. На кладбище стояла тишина, и было слышно, как он шелестит. "Чего только люди не придумают!" - подумала она про себя, подошла к могиле поближе. Вместо памятника еще стояла тумба, могилка была завалена живыми цветами и роскошными венками, которые стоили в начале 90-х баснословных денег. С фотографии на Зину смотрела беленькая девчушка с двумя косичками. И имя - Надя... умерла 3 дня назад, ей было 5 лет. Зина покачала головой - такое горе для родителей! Но где-то глубоко-глубоко ее кольнула зависть - живут же люди! могила розами усыпана! конфеты дорогущие лежат на тарелочке! Но самое главное... рядом с тумбочкой сидели две куклы и плюшевый медведь. Игрушки были явно заграничные, по крайней мере в Иркутске Зина таких не встречала, особое внимание привлекала к себе кукла-невеста, большая, в свадебном платье, с длинными черными волосами, в фате, личико, как живое... Как потом рассказывает Зина - у нее что-то в голове помутилось, такая ее охватила зависть и злоба... от вечного безденежья, от пьющего мужа, и что своей любимой дочке младшенькой она не может даже день рождения по-человечески отметить, а у этой мертвой девочки было все! И рука на автомате схватила куклу. Зина не попросила прощения у мертвой девочки, не попрощалась - бегом бежала с кладбища. Очнулась уже только в электричке. Сначала стало страшно, что куклу с кладбища забрала, но потом вспомнила, как Полинка мечтала о новой кукле. Зина была атеисткой, как, наверное, большинство воспитанных в комсомоле, поэтому все дурные мысли о чертовщине, и что вообще это грех, она от себя гнала. 5 декабря она заняла на работе денег, испекла любимый торт дочке, старшие дети сделали сестренке самодельные открытки, словом, провели день рождения. Дочка была от куклы в восторге - таскала ее с собой всюду, и в детский сад, и спала с ней, и ела. Звала ее просто: Принцесса. Прошел месяц, и Зина уже и не вспоминала, как она получила эту куклу. Мужу говорила, что заняла денег и купила, совесть ее больше не мучила. Но вот неожиданно Поля заболела - поднялась сильнейшая температура. Зина взяла больничный и сидела с дочкой дома. Поле лучше не становилось, температура была 39, Зина кое-как ее сбивала до 38, но она снова поднималась, дочка плакала, плохо спала и временами бредила – говорила, что ее Принцесса - очень холодная, как будто ледяная, и еще пахнет от нее неприятно. Зина вертела куклу и так и сяк – пластмассовая, не холодная, и пахнет приятно - Полинкой. Прошла уже неделя, врачи подозревали у Полинки воспаление легких, ребенок чах на глазах, Зина ночами не спала, сидела рядом с ней, Полина плакала и жаловалась на куклу, что та холодная, и еще говорила, что ей страшно, потому что какая-то злая девочка приходит к ней ночью, очень страшно поет, и хочет отобрать куклу. Когда Поля сказала про девочку - Зина похолодела, вспомнила сразу про ту мертвую Надю... Как-то днем, когда старшие дети были в школе, а муж на работе, Зина сидела с Полей. Та уже уснула, прижимая куклу, да и сама Зина задремала - ночь не спала практически из-за температуры дочери. Разбудило ее пение. Раздавалось оно из коридора - не было никакой конкретной песни, просто «На-на-на-на». Пела девочка маленькая, но Зине почему-то стало так страшно... у нее было желание вскочить и закрыть дверь в комнату, но она как к стулу прилипла, молитв она не знала, «Отче наш», и тот из головы вылетел... Пение все приближалось и наконец в комнату вошла девочка маленькая, ни слова не говорила, просто пела - с двумя косичками и в красивом платье в горошек. Девочка стояла, смотрела то на Зину, то на Полину, продолжая петь, и глаза, как рассказывает Зина, у нее были недетские, злые и прозрачные... Очнулась Зина минут через 10 - от страха хлопнулась в обморок, Полинка также спала, прижимая к себе куклу. Может, это был и всего лишь сон, но Зина схватила куклу, и, попросив соседку посидеть с дочкой, помчалась на кладбище. Было уже 6 часов вечера, зима, темно - кое-как через час она нашла могилу этой девочки, упала на колени и еще долго-долго просила прощения у нее. Поставила куклу рядом с другими игрушками - и побежала оттуда... Поля очень плакала, спрашивала, где кукла - но главное, что температура у нее в тот же день упала, не было никакого чудесного исцеления, что ребенок встал и побежал на следующий день, Полю неделю выхаживали, так как ребенок ослаб, но на кошмары она больше не жаловалась. Сейчас ей 24, у нее уже двое детей и замечательный муж, про куклу она не помнит, только иногда говорит, что вспоминает какие-то смутные кошмары.
  5. Расплата за жадность. За правдивость этой истории не поручусь. Мне рассказал ее случайный попутчик в поезде Москва-Петербург, пару месяцев назад. В дороге все любят приврать. Но были в его рассказе кое-какие детали, которые, на мой взгляд, достаточно правдоподобны. Я изменил имена. Попутчик мой был мужиком солидным, на вид лет пятидесяти, но собеседником он оказался дружелюбным, разговорились легко и вроде как ни о чем. Беседа сама собой перешла на воспоминания о девяностых годах. Мне было особо не о чем рассказать, в те годы я оканчивал школу, поступал в институт, а он, уже зрелый человек, начинал свое дело, чтобы содержать семью. Многие в девяностых ловили рыбку в мутной воде. Он занимался скупкой и перепродажей антиквариата. Торговля стариной - штука скользкая: балансирует на грани криминала, вроде лотереи – то густо, то пусто. Нужны чутье и удача, и не человеческие, а волчьи. Немногие могут отыскать среди ветхого барахла стоящую вещь. У него было много знакомых в этой сфере. В том числе и трое друзей, о которых и пойдет речь дальше. Дело происходило в 1994 году, в Москве. Бизнес был жестко поделен по профилям – кто занимается серебром, кто живописью, кто мебелью, кто мелкими бытовыми вещами, вроде фарфора, портсигаров, подстаканников и пудрениц (попутчик мой в свое время как раз мелкашкой и пробавлялся). Но были особые категории. Вот у них уже чутье было не волчье, а шакалье. Одни торговали старыми наградными знаками и орденами, которые нищие ветераны продавали за копейки, другие – по контрабандным каналам гнали за кордон уникальные иконы. Ездили бойкие парни по глухим вымирающим деревням и скупали у старух за бесценок образа. Таких называли «старушатниками». Говорят, доходило и до убийств, если икона была особенно ценной. Были у этого мужика трое знакомых «старушатников». Один – Санек, простой парень, уже отсидевший по малолетке, по мелкой воровской статье, отличный шофер со своим внедорожником, второй - Стас – ловкач, манипулятор, барыга, его папаша в советское время работал в торговле, как тогда говорили - «имел блат на дефицит». Когда Союз рухнул, Стас вспомнил старые отцовские связи. Был из тех ребят, которые могут в аду угли втридорога продать. И третий – Олег, в этой компании птица залетная, экзотическая. Отец его был крупным партийцем, потом в девяностых годах открыл свое дело. Был вхож в политические круги, на больших деньгах вырастил балованного единственного сына, деньги на его обучение грохнул немалые, Олег окончил искусствоведческий МГУ с отличием, даже в Оксфорде слушал курсы, был неплохим знатоком русской иконописи. Всем троим в тот год было лет по 20-25. Идеальная команда. Санек и Стас рыскали по деревням – от Нижегородской области до Урала, искали бабок с иконами. Олег оценивал находки, был у них экспертом и реставратором. Прибыль имели немалую. И вот однажды Стас приезжает к Олегу и говорит: не в селе Кукуево, а считай рядом, в городе Озеры нашли женщину, у нее недавно умерла мать, девяностолетняя старуха, вроде из старообрядцев. Баба материнский дом в деревне продала, переселилась в город, а вещи распродает. Иконы я у нее смотрел, XIX век, а есть и XVIII вроде, и одна икона совсем старая. На ней изображен святой с собачьей головой. Наверное, подделка. Олег аж затрясся: «Где она живет? Поехали. Срочно». Тут, надо сказать, я мужику-попутчику совсем перестал верить, не бывает православных святых с собачьими головами. Но из вежливости слушал. Уже потом, когда вернулся домой, посмотрел в сети. Оказалось, он не соврал: был такой святой - Христофор Песьеглавец. Только его зверообразные изображения в первой половине XVII века были запрещены церковью. Их сохранилось очень мало. Сейчас это музейный раритет, который на черном рынке стоит огромные деньги. Короче, вся троица едет к бабе в Озеры. Панельная девятиэтажка, бедная квартира. Живут две женщины – мать и дочь. Мать - заморенная работой баба за пятьдесят, продавщица в водочном отделе круглосуточного магазина, сутки через трое и дочка – даун. Врожденная дебилка, глаза косые, лицо плоское. Живут на мизерную зарплату матери и на пособие дочери-инвалида. Дочке под тридцать лет, а мозги у нее, как у семилетнего ребенка, слабоумная. Но кое-как по хозяйству помогает, себя обслуживает, чистоплотная. Баба от нужды продавала семейные иконы. Но все иконы – обычные, много не наваришь. Только Олег заикнулся про святого с собачьей головой, даже в руки взял – баба доску отняла, сказала: «Эту умирать буду - не продам. Мать не велела». И уперлась. Никак ее не уговоришь. Нет и все тут. Ни за какие деньги. Трое друзей вернулись в гостиницу ни с чем. Олег накручивал остальных: ребята, икона не имеет цены, такой шанс выпадает раз в сто лет, мы за нее такой джек-пот сорвем – двадцать лет будем на дивиденды баб на Багамы катать. Водила Санек сказал: «У них на двери замок хлипкий, я такие ломал. Не впервой». Стас предложил: «Надо ей втрое сумму обещать. Или припугнуть». Олег еще коньяку выпил и улыбнулся: «Не, мы ни на грабеж, ни на мокруху не пойдем. Надо брать хитростью». Олег был видным парнем, на таких бабы западают, как на киноактеров. Молодой, белобрысый, поджарый, спортивный. Сауны, салоны красоты, тренажерные залы - красавчик, как с картинки в журнале. В «фирму» упакован с ног до головы. Холеный джентльмен. Как бы сейчас сказали, «метросексуал». К утру план был готов. Когда строптивая баба ушла на суточную работу, Олег выследил ее дочь-дауна у магазина. Заговорил красиво, цветочки подарил, плюшевую игрушку какую-то, много ли идиотке надо, она одно платье пять лет носила, стираное и драное, алкоголя сроду не пробовала. У нее, конечно, мозги, как у первоклассницы, но тело – женское. А тело перезрело и своего требует. Слабоумная разомлела, смотрела на Олега, как на принца из сказки. Олег купил бутылку ликера, так и сяк ее уламывал, болтал про любовь и своего добился. Дурочка его сама привела в квартиру и открыла дверь. Но, видимо, мать ее научила остерегаться людей, она была недоверчива, не при ней же икону хватать. Пришлось Олегу дурочку поить (он в ликер незаметно клофелин подбрасывал) и даже вступить с ней в связь. Потом парням в баньке рассказывал, как анекдот, что она девушкой была, кровь у нее выступила. Баба она и есть баба, так он говорил – главное, на лицо не смотреть. Все одинаково устроены. Когда алкоголь и таблетки подействовали, дебилка уснула, Олег икону с песьим святым снял со стены и девке в кулак сунул мелкие купюры – пусть ее мать не думает, что задаром ушло добро. Дочка отработала натурой. Олег махнул с добычей в гостиницу. Озеры город небольшой. Наверное, соседи сказали матери, что дочь привела в дом чужого. Когда трое «старушатников» в машину грузились, мать прибежала, растрепанная вся, страшная. Они над ней смеялись, Санек ее в грудь толкнул, чтобы не лезла, не мешала. Все равно ничего не докажет, у них в милиции все схвачено. Сама виновата, что дочку в больницу не сдала, а икону твою мы не видели. Докажи сначала. И тогда мать крикнула: - Да чтоб ваша жадность у вас на лицо вылезла, сволочи! Заржали. Уехали в Москву. Икону святого-псоглавца загнали за рубеж по черным каналам за бешеные деньги. Разделили навар между собой. Стали жить. Через месяц Санек собрался жениться. Накануне устроил мальчишник в ресторане. И Олег-эстет и Стас-деляга были на этом застолье. Санек шутки шутил, пил без меры, в караоке шансон орал. Решил закусить деревенским салом, потянул на вилке в рот, заглотнул, повалился под стол с хрипом. Пьяные дружки не сразу сообразили, думали, шутит, стали тормошить – а он весь синий. Подавился салом и задохнулся. Вместо свадьбы были похороны. Даже хоронили Санька в том костюме, который для ЗАГСа купил. Глупая смерть. У Стаса была любовница, из новоиспеченных «моделей»: ноги от ушей, глаза коровьи, волосы - блонд. Он давно с ней крутил, она сама приехала из провинции «покорять Москву», а у него деньги и трехкомнатная квартира в Доме на Набережной. Как-то раз эта любовница звонит рассказчику-мужику (потом выяснилось, что она на мобиле Стаса все номера набирала, не знала со страху, кому позвонить) и ревет в трубку: - Остановите его, он жрет! Выяснилось, что Стас ни с того, ни с сего накупил в супермаркете жратвы, как на большой праздник, вся кухня была заставлена пакетами, да еще и из ресторанов доставку заказал. Сел за стол, глаза белые, пустые, и давай в себя жадно пихать что ни попадя. Колбасу, хлеб, сырую крупу, консервы, сухие дрожжи, пиццу, сливки, макароны и прочий фастфуд, все вперемешку. Любовница пыталась помешать, он ее выгнал на лестницу и дверь запер. Мужик-рассказчик пожалел девку, приехал под утро, но было уже слишком поздно. За несколько часов обжорства Стас-деляга умер, то ли от разрыва желудка, то ли от заворота кишок, то ли задохнулся рвотными массами. Так его и нашли менты, которые вскрыли квартиру. Выяснилось, что в его «угощении» алкоголя не было. Раньше Стас себя так не вел и наркотики не употреблял. Про Олега рассказчик долго ничего не знал. Олег и вовсе исчез на полгода. И вдруг – звонит. Нужна помощь. С Олегом тот мужик пересекался редко, как со знатоком старины. Тот ему помогал в былые годы, не жадничал. Делать нечего, приехал. Олег открыл дверь и мужик его не узнал. Вместо спортивного красавца он увидел натуральную гору жира, брюхо на ножках. Щеки круглые, дутые, как у трубача, четыре подбородка, пузо такое, что Олег его двумя руками обхватить не мог, пальцы на пупке не сходились. Все что от него прежнего осталось – глаза и светлые волосы. Да и то глаза жиром заплыли до неузнаваемости. В тот день Олег ему всю эту историю с песьей иконой и дебилкой рассказал в подробностях. После смерти Санька и Стаса, Олега начало разносить не по дням, а по часам. Он и на жестких диетах сидел и спортом пытался заниматься, пока был еще в состоянии бегать и педали крутить, потом и ходить мог уже с трудом. Врачи ничем помочь не могли, родители по монастырям его возили – никакого толка. Олег жирел изо дня в день, до тех пор, пока его не раздуло изнутри до безобразия. Что ни день, то на килограмм тяжелел, а то и на два, и это притом, что почти ничего не ел. Олег перед тем мужиком плакал, просил его, чтобы он съездил к бабе в Озеры, передал ей от него конверт с долларами, пусть хоть за баксы простит. Ту икону уже было не вернуть – продали с аукциона в Европе. Бабу и дочку ее Олег поминал не добром, давился одышкой. Желал, чтобы они сдохли, жаловался, что молодость ему загубили. На глазах у рассказчика Олег от злобы побагровел, и средняя пуговица с рубашки отлетела. Рассказчик в Озеры съездил под Новый Год. Поговорил с соседями. Никто ничего о той женщине дурного не сказал. Обычная продавщица. Не ведьма, не экстрасенс, не гадалка. Тихая обывательница, каких сотни по России в маленьких городах не живут, а выживают. Он узнал, что дочка ее, даун, умерла после родов, от кровотечения. Младенец тоже не выжил, родился недоношенным. По всем прикидкам – отцом ребенка был Олег, больше некому. Мужик звонил женщине в дверь, та не открыла. Даже через дверь не поговорила. Конверт с деньгами он оставил под ковриком на пороге снаружи. Вскоре Олег умер от инфаркта в частной лечебнице. Весил он перед смертью более трехсот килограммов, уже не вставал, делал под себя. Умирал плохо, медленно. Меньше чем за год троих друзей «старушечников», охотников за иконами, уложили, кого на Ваганьково, кого на Миусском кладбище. Не впрок пошел проданный образ святого с песьей головой. Мужик тот, рассказчик, после этого случая антикварный бизнес оставил, занялся более спокойным делом, букинистикой. В Питере у него магазин. Живет честно, уже внуки есть. Скорее всего, он мне наврал. Мало ли на свете бывает совпадений, гормональные болезни никто еще не отменял. Я не принял рассказ в поезде на веру, но кое-что зацепило. Вот такие дела.
  6. Проклятая монета. Спешу поделиться с вами еще одной странной историей. К счастью, эти события происходили не со мной лично, но я их достоверный свидетель. Лет пять-шесть назад работала вместе с подругой Анной в одном салончике. Занимались ногтевым сервисом. Коллектив был большой, но очень дружный. Хозяйка наша находилась в стадии развода и от тоски всё свое свободное время проводила на работе. Несмотря на то, что к индустрии красоты она имела самое далекое отношение, ей удалось найти своё место в роли администратора. Женщина она была весёлая, активная и стремилась любым способом улучшить условия работы своих арендаторов, так как текучка в нашем деле вещь очень частая и каждый специалист на вес золота, а особенно если отношения в коллективе сложились. Итак, наша хозяйка Лиля делала всё, чтобы всем было хорошо. Находился салон в самом сердце города, а совсем неподалеку раскинулся центральный Таллиннский рынок. Посему частыми гостями нашего заведения были цыгане, которых хозяйка нещадно гоняла и не раз с помощью правоохранительных органов. Раз-два в неделю они приходили к нам не для того, чтобы воспользоваться нашими услугами, а чтобы предложить свои, и бесстрашная Лиля устраивала шумные разборки и собственноручно выпихивала их из помещения. Она, что называется, "ни в Бога, ни в черта", и все проклятия наших незваных гостей были ей абсолютно до фени, а вот я могу признаться, что мурашки не раз водили хороводы на моей макушке во время этих визитов. За время работы мы попривыкли к такому соседству, да и они стали заглядывать к нам всё реже и реже. Но вот однажды к нам заглянула одна пожилая цыганочка, работники напряглись и разбежались по своим углам, ведь для нас всё уже было гадано-перегадано не по одному разу и за совершенно не маленькие деньги. Но на этот раз дела обстояли гораздо проще – она пришла лишь для того, чтобы записаться к парикмахеру. Лиля предложила ей какое-то время, и женщина спокойно удалилась. Спустя несколько дней она пришла по записи. Её обслужили, но тётушка не слишком спешила расплачиваться за услугу деньгами, взамен она предложила мастеру, который занимался её марафетом, "погадать". Разразился жуткий скандал с запиранием дверей и звонком в полицейскую префектуру. Цыган, надо отметить, не особенно радует перспектива встречи с органами и выяснение отношений под давлением представителей закона, посему требуемая сумма была уплачена, а вызов патруля отозван. Дама спешила удалиться, но остановилась на пороге, повернулась и швырнула в Лилю старой, потёртой монетой, пробормотав напоследок какие-то совершенно жуткие проклятия. Лиля в этот момент стояла аккурат напротив зеркала, за которым злобной цыганке оказывал свои услуги парикмахер, монетка отрикошетила от её плеча и попала в зеркало. Уже вечером девочки заметили, что по зеркалу пошла трещинка. Прошла пара-тройка недель, и в семью мастера, который обслуживал цыганку, пришло горе. Её муж перенес инсульт, женщине пришлось оставить работу, чтобы обеспечить ему уход. В салоне освободилось именно то рабочее место, в которое попала заговоренная монета. Беда бедой, но парикмахерский стол не может долго пустовать, и Лиля дала объявление о найме. Приходили мастера, брали по несколько смен и отчего-то уходили. Когда мы уже отчаялись найти парикмахера, к нам пришла миловидная девушка Оля, взяла пробную смену да так и осталась. Место проходное, большой поток клиентов и заработки неплохие, а ей очень были нужны деньги, так как приехала она из небольшого городка вместе с маленькой дочкой (квартиру в наследство получила) и имела большое желание остаться в столице. Оля была одинока, помимо всего прочего занималась она постоянно поисками мужчины, на этой почве сошлись они с моей подругой-напарницей и всё свое свободное время ходили по клубам и барам в надежде с кем-либо познакомиться. В итоге девушки очень сдружились, и наше общение с Анной стало достаточно редким. Ольга встретила молодого человека, завязались отношения. Очень скоро они стали жить вместе, а чтобы ребенок не мешал их счастью, решено было на какое-то время отправить малышку к бабушке, в тот самый городок, из которого несколько месяцев назад приехала Оля. Девушка скучала по дочери и очень часто уезжала, чтобы ее навестить. Тут надо добавить, что Олин друг занимался дальнобоем и всегда мог без проблем закинуть её к маме и забрать на обратном пути, маршрут его как раз проходил мимо Олиного родного города. Как то раз после рабочей смены Оля собралась к дочери. Впереди было несколько выходных дней. Молодой человек заехал за ней прямо на работу, она со всеми распрощалась и уехала. В свою смену девушка не появилась на работе, ей звонили, но телефон был отключен. На следующий день Анне позвонила Олина матушка, сказала, что Оля погибла и пригласила Анну на похороны. Мы были ошарашены этой страшной новостью, но на тот момент никто не связал ни этот, ни прошлый случай с цыганским проклятием. Вернулась с похорон Анна, поведала нам о том, что и Ольга и её молодой человек страшной смертью погибли. Они ехали на рабочей фуре, молодой человек сильно отставал от графика, нервничал, торопился и на выезде из Олиного городка, проигнорировав красный сигнал светофора, попытался миновать железнодорожное полотно, несмотря на приближающийся поезд. Была ужасная авария. Тела изуродовало, а несчастной Ольге оторвало голову, так их и хоронили в закрытых гробах, а голову всё же нашли, но много позже похорон. Шло время, все стали понемногу отходить и втягиваться в работу. Начались новые поиски парикмахера. И вот однажды на работу пришла Анна, усадила нас с самого утречка на диван и рассказала, что ночью приключилась с ней вот такая история. Далее с её слов. "Просыпаюсь ночью от жуткого холода. Заворачиваюсь в одеяло по полной в надежде согреться, а мне, наоборот, становится все холоднее и холоднее. Включаю светильник, и тут до меня доходит, что на краю кровати кто-то сидит, боюсь опустить глаза, меня всю от страха сковало, а этот "кто-то" становится всё тяжелей и тяжелей и начинает больно давить на мою ногу. Собираюсь духом и опускаю глаза. Вижу – Ольга сидит, у её ног стоит большой чемодан. И она начинает разговор: "Вот, уезжаю, решила к тебе напоследок заглянуть, а то как-то нехорошо получится, если не попрощаемся". Я чувствую, что от страха меня парализовывать начинает, но сквозь зубы прошу её уйти, говорю, что боюсь. А она как будто меня не слышит: "Хоть чайком угости, а то теперь долго не свидимся". Я в состоянии, близком к абсолютной коме, встаю с кровати и иду ставить чайник. Хочется напоить её чаем, чтоб она поскорее оставила меня в покое. Слышу, как она относит чемодан к входной двери и идет на кухню. Садится напротив меня. Я закуриваю сигарету. Чайник вскипел, и я завариваю чай. Мы сидим молча... долго... С каждым глотком мне становится всё холоднее. Оля говорит: – Знаешь, а меня ж деньги сгубили чужие. Страх слабеет, и я спрашиваю: – Какие деньги? – Да те самые, что за тумбу мою рабочую закатились в среду... Сама посмотри, если не веришь! Она допивает чай и идет к двери, я плетусь за ней, но чувствую, что мое тело сковывает жуткий холод и я уже практически не могу шевелиться. Она берет свой чемодан, оборачивается в дверях: "Ты не провожай меня, дальше я сама... спать иди". Дальше ничего не помню. Просыпаюсь в 7 утра, в квартире дубак жуткий. Иду на кухню... окна открыты, а на столе две кружки с недопитым чаем, в пепельнице с десяток моих окурков. Бегу к двери, замок открыт. Ну я быстро собралась и сюда". Тогда вспомнили мы о цыганке, которая с Лилей скандалила, о том, как она монетой какой-то зеркало разбила, и стали рабочие тумбы двигать. А там в самый угол, в расщелину, эта самая монета и закатилась. Лиля её сразу же выкинула, и для меня эта история кончилась. Надо отдельно отметить, что после ссоры с цыганкой к нам её "земляки" ни разу не заходили, и визит её был именно в среду – это мы потом в записях посмотрели. У Анны был такой шок, что она обращалась к психотерапевту и ей даже антидепрессанты выписывали. После этого она переехала жить к маме, где живет и по сей день. Ну, а нашей хозяйке спустя некоторое время пришло письмо о том, что планируют расширять дорогу и часть здания, в котором наш салон располагается, идет под снос.
  7. Расплата. Случилось это с людьми, которых я знала всю свою сознательную жизнь, но при этом мы не поддерживали никаких отношений и всё общение наше сводилось, Слава Всевышнему, к скупому соседскому "здрасте-до свидания". Хочу отписать сразу, что в истории, которую я вам расскажу, есть как реальные факты (и им я сама была свидетельницей), так и выдержки из воспоминаний моих соседей, которые с этими людьми были на короткой ноге.В доме по соседству, сколько я себя помню, жила семья Ивановых [фамилия изменена редакцией по этическим соображениям]: мать, женщина достаточно почтенного возраста, и два её сына-близнеца, лет на 10 старше меня. Жизнь г-жу Иванову потрепала изрядно: много лет прожила она с мужем, но никак не могла обзавестись детьми. Мужчина метался-метался, а в один прекрасный день затребовал развода и ушел к молодухе. Тут Иванова Ирина Михайловна внезапно узнала о своей беременности. Пыталась она переманить мужа обратно, да так он сердцем прикипел к новой своей избраннице, что осталась всё-таки Ирина со своими ребятами одна-одинешенька.Видимо от жизни нелегкой, да от того, что так и не сумела она устроить свою судьбу, женщина вконец остервенела. Злая она была баба до безумия, и мальчишек своих такими же воспитала. Как встречались во дворе, я аж испариной холодной покрывалась, насколько люди эти были неприятны и внешне, и духовно!Ирина Михайловна ненавидела всех и вся. Все были перед ней виноваты, но больше всего доставалось близнецам, на которых она угробила всю свою жизнь, которых так тяжело растила в абсолютном одиночестве, и которые попросту не оправдали её надежд. А, как известно, яблоко от яблони не далеко падает и с каждым годом ребята становились все больше похожими на матушку свою.Закончили они по девять классов, затем освоили какие-то немудреные специальности и один из Ивановых куда-то исчез. Кто-то из соседей шепнул, что парень нашёл работу в другом городе и переехал. С тех пор видели мы его очень редко, ну бывало, что раз в год наведается. И зажили Ирина Михайловна с Михаилом вдвоем.Пытался Михаил пристроиться на работу неоднократно, но нигде долго не задерживался, ибо любил он выпить, да устроить дебош. Так и повис детина на материной шее и присосался к её кошельку. От этого Ирина Михайловна, естественно, стала злее и сварливей раз в сто.Было Мишке около 25, когда спутался он с дамочкой неопределенного возраста - Нонной. Женщина она была приезжая, работала в ларьке на местной остановке и страстно любила выпить, после чего начинала бренчать на гитаре и орать песни "за жизнь" на лавке во дворе. Ко всему этому очевидному великолепию в придачу, Нонна пыталась воспитывать шестилетнюю дочку Оксану.Недолго пришлось им на скамейке роман крутить, с наступлением холодов привел Мишка в дом свою молодую, а вместе с ней и падчерицу свою.Ирина Михайловна такому, естественно, не обрадовалась, и жизнь стала для неё еще более невыносимой, чем раньше. Но больше всего невзлюбила она несчастную Оксану. Долгое время она сама изводила ребенка: в отсутствии матери не пускала домой, часто доходило до того, что и зимой, в самые лютые морозы Оксана до самого позднего вечера бродила по двору. Нонна на пару с избранником своим начали квасить по-черному, и в вечном кутеже то ли не замечали, то ли не хотели замечать материных манипуляций с ребенком. Соседи порой вызывали наряд, но Ивановой всегда удавалось каким-то образом отвертеться.Ненависть к Оксане крепчала с каждым днем и стала Ирина Михайловна настраивать сына против ребенка. Всё делала упор на то, что не нужна им в семье какая-то безродная, что признавать станет она только своих кровных внуков, а от "этого" надо срочно избавляться. И Мишка, будучи и без того человеком не добрым, матушкиными наставлениями проникся и к ребенку охладел ровно настолько же, насколько и сама Ирина Михайловна.Всё это безумие началось самой ранней весной в конце девяностых. Вечно бродящая по дворам Оксана подобрала на улице крохотного черного щеночка, и пока взрослые были вне дома, принесла его домой. Вечером вернулась с работы г-жа Иванова, она устала и валилась с ног, а посему щенок обнаружен не был. И лишь поздним утром, когда после очередного загула вернулись Нонна с Михаилом, Оксанина тайна стала явью.Ирина Михайловна от злости аж пожелтела. Полуголая, в одном халате быстро засеменила к двери, спустилась в подвал и отыскала старый топор. Вложила она этот топор в сыновьи руки, сама за шкирку схватила Оксану и вытащила её во двор. ...Мишка положил щенка головою на старый пень возле лавки и по наставлениям матери своей отрубил несчастному животному голову (это мы с ребятами видели своими глазами).В тот же вечер куда-то пропала Оксана. Её искали и жители района, и волонтеры, и полиция, но ребенок как сквозь землю провалился. Спустя несколько дней её нашёл местный дворник: Оксана от пережитого ужаса забилась в тот самый подвал, откуда Иванова по утру выволокла топор. Так торопилась женщина казнить щенка, что совершенно забыла закрыть подвал на ключ. Спряталась там девочка за коробками, а как стала мерзнуть, хотела выйти, но один из жильцов дома увидел такой непорядок и закрыл дверь. Весною ранней морозы крепкие бывают, вот и теми ночами было очень холодно. Оксана уснула на коробках и замерзла.Похоронили Оксану, а ровно через неделю после похорон слегла Ирина Михайловна. Врачи диагностировали у неё рак желудка. Угасла она буквально за несколько дней, приехали врачи и стали забирать ее в больницу помирать, ибо боли её были так сильны, что орала она на весь дом. Погрузили её на каталку, и начала она Мишку отчитывать за все, что, мол, по его вине она так страдает, что он грех на душу взял, а она теперь за это жизнью платит. А вдобавок пообещала, что обязательно за ним вернется. Через несколько дней Ирина Михайловна умерла.Нонна от Мишки ушла и он сильно запил. В перерывах между пьянками он пытался работать и нанимался на разгрузку вагонов. Одним днем с работы его встретили какие-то люди. Мужчина и женщина. Ждали они его поодаль и поэтому опознать их никто из Мишкиных коллег так и не смог. Мишка очень торопился и все подумали, что опять он на пьянку спешит.Чтобы время не терять, отошли они по железнодорожным путям на старую платформу и приступили к распитию спиртных напитков. Выпил Мишка крепко и разругался со своими собутыльниками. В итоге получил жестокий удар по голове, был уложен ногами на рельсы, да так и оставлен.Очнулся он в госпитале, поездом ему отрезало обе ноги по самое "не хочу". Преступников он не смог опознать и сам, так как познакомился с ними за несколько часов до инцидента, по пути на работу, на какой-то из мардусских остановок.Ему было 26-27 лет, когда всё это случилось. По старому месту жительства он более не проживает, но я очень часто вижу его в Старом Городе. Он просит милостыню.
  8. Топ-10 самых странных людей. 1. Липодистрофия - или полное отсутствие подкожного жира стала настоящим наказанием для 59-летнего мистера Перри (Великобритания). Он может есть все что угодно - жирные пончики, торты, десерты и при этом не толстеть ни на грамм - его организм мгновенно сжигает любой жир, заставляя кожу плотно обтягивать мышцы и причиняя много неприятных ощущений. В детстве он был очень толстым, но в возрасте 12лет похудел буквально за одну ночь и с тех пор любые попытки пополнеть терпят фиаско. 2. 24-летняя Сара Кармен, жительница Великобритании, страдает синдромом постоянного полового возбуждения и испытывает по 200 оргазмов в день от любых вибраций или колебаний, будь то поездка в транспорте в час пик или велопрогулка. Однако это приносит ей только страдания. 3. 48-летний датчанин Вим Хоф может плавать в арктических водах, подниматься на Монблан в одних шортах и часами сидеть в морозильной камере. Врачи так и не смогли понять тайну организма, но Вим чувствует себя комфортно только при отрицательных температурах, многие из которых губительны для любого нормального человека. 4. Трехлетний малыш Ламб Ретт с момента своего рождения ни на мгновение не сомкнул глаз и не спал ни одной ночи. А причина кроется в редчайшей аномалии - синдроме Киари. Мозг у малыша сильно деформирован, в частности повреждены ствол и мост, которые зажаты внутри позвоночного столба. Именно эти отделы отвечают за ключевые функции организма - речь, дыхание, сон и т. д. 5. Подросток Эшли Моррис из Мельбурна лишена радости принять душ или понежиться в ванне. Всего капля воды даже если это пот, приводят ее к мучительной аллергии и сильной сыпи. Как утверждают эксперты, у Эшли очень редкая форма аллергии - водная крапивница. В мире зафиксировано всего несколько таких случаев. 6. Сорокалетняя женщина, которая скрывается под буквами М, помнит абсолютно все, что видела за последние 25 лет. Причем, может в деталях описать каких людей, она встретила на улице, например, 1 октября 1987 года, когда шла в магазин, во что были одеты прохожие, какие марки машин ей попадались на пути и даже их номера. Ее уникальная, неконтролируемая память обеспечивает 100% достоверность хранения информации. 7. 17-летняя Натали Купер является загадкой для мировой медицины. Ее организм не способен переваривать никакую пищу, кроме драже Tic-Tac. В день она должна съедать 900,000 драже 8. Музыкант Крис Сэндс из Линкольна икает в течение 20 лет. Икота не останавливается ни на минуту, даже если он спит. Бедняге не помогают, ни народные средства, ни йога, ни гипноз. 9. Юная англичанка Кэй Андервуд падает в обморок при любой сильной эмоции. Смех, гнев, страх или плач - и она уже без сознания. Бывает, что количество обмороков достигает 40 в сутки. 10. У англичанки Дебби Берд аллергия на высокочастотное излучение и радиоволны. Радио, сотовые телефоны, микроволновые печи, беспроводной интернет и пр. вызывают у нее зудящую крупную сыпь по всему телу, отеки лица и век, которые становятся в три раза больше.
  9. Тогда и у других классов что нить появится =)
  10. Хм...интересная мысль...можно сделать топ по достижениям...кто сколько убил мобов, боссов, сколько часов в игре провел, сколько убил народу в открытом пвп...и за пребывание в топ 3 пусть над ником героя появляется наградная эмблема, спадает как только теряешь место...для пвп пусть будет золотой, серебрянный, бронзовый черепок...за убийство мобов след зверя...за боссов что нить оригинальное, не на что не похожее...за время в игре карманные часы...=)
  11. Иван Бычков...ах вот он кто Виталька...
  12. Смотря на твои частые неадекватные комменты, больше похоже, что превращаешься в быдло как раз таки ты...ты считаешь себя наверное "святым"? Так для интереса почитай свою историю сообщений...и в своих глазах ты увидишь себя таким же печальным дЕгрАдирующим юмористом=)
  13. Ты печален...чувство юмора напрочь отсутствует=)
  14. Ок...Синхроннер клутой, Виталька плохой! Доволен? =)
  15. Soul

    ШТОРМ

    У гор аналогично =)
  16. Ну если только голд...а пофармить думаю не успеешь =)
  17. Вот только пвп проходит быстро...клинки разогнать дамаг не успевают...и поэтому выдают меньший, чем мечи...
  18. А с мечами было бы еще легче =)
  19. Макс 2 месяца...а может обнова и через 2 недели быть... Вот смысл качать, если все равно за новые фракции потом уйдешь...разве нет?=)
  20. Шамана делай...а лучше дождись новые классы, скоро появятся=)
  21. Даги хорошо себя могут показать только на фарме когда не нужно у кого то переагривать...в общем они выдадут конечный больший урон, чем мечи...в пвп, пве с мобами, для агра лучше использовать мечи...в принципе да, они не нужны =)
  22. Soul

    V.3.5

    Мечтаешь...=)Новых классов после обновы 3.0 думаю уже не будет...=) Ну а так, похожие навыки будут в ветках скилов...
  23. 29 еще вроде=)
×
×
  • Create New...